Постановление от 21 октября 2013 г.

Судебный участок №6 мирового судьи Западного округа г.Белгорода (Белгородская область) — Административное Суть спора: ст. 5.61 ч. 1 Решение по административному делу Карточка на дело № 5-277/2013

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

21 октября 2013 года г.БелгородМировой судья судебного участка № 6 Западного округа г.Белгорода Симоненко Е.В. (г. Белгород, ул. Мичурина, д. 62),
с участием лица, привлекаемого к административной ответственности Мирошниковой ее защитника по доверенности Носарева
потерпевшей ,
рассмотрев дело об административном правонарушении в отношении Мирошниковой , рождения, уроженки г. , гражданки РФ, зарегистрированной и проживающей по адресу: г, замужней, работающей
привлекаемой к административной ответственности по ч.1 ст.5.61 КоАП РФ,
У С Т А Н О В И Л:

Согласно постановлению о возбуждении дела об административном правонарушении Мирошникова привлекается к административной ответственности, поскольку в период времени с 18. 00 часов до 18.10 часов, находясь на лестничной площадке около квартиры , из-за личных неприязненных отношений, внезапно возникших между ней и потерпевшей — председателя ТСЖ, из-за отказа последней выполнить просьбу Мирошниковой и передать ей списки собственников жилых помещений указанного дома, умышленно высказала в адрес слова оскорблений: «иди в жопу, дура набитая», выраженные в неприличной форме, чем унизила честь и достоинство потерпевшей.
Потерпевшая в ходе рассмотрения дела подтвердила, что является председателем ТСЖ «Солнечное 2» и что действительно Мирошникова прибыла по месту ее жительства за получением списков собственников жилых помещений в указанные время и дату. Она ( отказалась их передать Мирошниковой, поскольку в них содержаться персональные данные, распространение которых без согласия их субъектов запрещено. На ее отказ передать списки, привлекаемая сказала, что обратится в прокуратуру, на что она пояснила, что это ее право, после чего Мирошникова высказала в ее адрес указанные выше оскорбительные слова. Данные выражения слышали ее супруг и член правления ТСЖ , поскольку входная дверь в квартиру была открыта.
Мирошникова вину в инкриминируемом ей правонарушении не признала и пояснила, что оскорблений в адрес потерпевшей не высказывала. г., предварительного договорившись с по телефону, она прибыла по месту ее жительства, чтобы взять у последней списки собственников жилых помещений. Данные списки ей, как представителю инициативной группы жильцов, недовольных деятельностью ТСЖ «Сонечное 2» по обслуживанию жилого дома, были необходимы для решения вопроса о прекращении деятельности ТСЖ. На отказ передать списки она указала, что обратиться с заявлением в прокуратуру. Считает, что обращение потерпевшей с заявлением о привлечении ее к ответственности за оскорбление, стало следствием ее действий по прекращению деятельности ТСЖ и намерения обратиться с жалобой в прокуратуру. Каких-либо конфликтов или неприязни до рассматриваемых событий между ней и потерпевшей не имелось.
Защитник лица, привлекаемого к административной ответственности, просил прекратить производство по делу, поскольку не доказан факт высказывания оскорблений привлекаемой в адрес потерпевшей. Свидетели обвинения и не находились в непосредственном визуальном контакте с участниками разговора, в связи с чем, не установлено достоверно, с кем именно разговаривала . При даче объяснений свидетель не предупреждался об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в связи с чем, его объяснения, имеющиеся в деле, нельзя признать допустимым доказательством. Имеются существенные противоречия в показаниях свидетелей, данных в ходе рассмотрения дела. Так свидетель показал, что слышал происходящее, находясь в коридоре на площадке около входа в квартиру, а свидетель , что слышала все, сидя на диване с внутри квартиры.

Считает, что действия Мирошниковой не образуют состав правонарушения, предусмотренного ст. 5.61 ч.1 КоАП РФ, поскольку исходя из основ литературы и русского языка, слово «дура» является литературно приемлемым выражением, соответственно, не является неприличной формой высказывания.
Полагает, что возникшая между Мирошниковой и конфликтная ситуация является незначительной, в ходе которой ни у одной из сторон не имелось намерения употреблять оскорбительные выражения с целью унижения чести и достоинства другого лица.
Вторая часть высказанного «иди в жопу» является грубым и вульгарным высказыванием, однако, не является оскорбительным и даже в совокупности предположительно высказанная Мирошниковой фраза не образует состава правонарушения.
В качестве доказательств правонарушения, инкриминируемого Мирошниковой, представлены постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, объяснения, заявление .
Так, согласно заявлению от г. в адрес УУП ОП -1 по г. Белгороду просила принять меры к Мирошниковой, которая г. в 18.05 час. по месту ее ( жительства на отказ передать списки собственников оскорбительно высказалась в ее адрес «ты дурра набитая, идите в жопу». (л.д.6)
В своих объяснениях, данных в ходе проведения проверки по заявлению, показала, что . около 18.05 часов к ней домой пришла Мирошникова, стала требовать списки жильцов, а после отказа передать их, оскорбила ее, словами, указанными в заявлении. Оскорбления слышали и . (л.д. 7)
Из объяснений — супруга потерпевшей, данных в ходе проведения проверки, следует, что г. к ним в квартиру пришла Мирошникова, требовала списки жильцов, когда супруга ответила отказом, стала оскорблять ее (л.д. 8).
Мирошникова в своих объяснениях от г. подтвердила, что г. около 18.0 час. прибыла к квартире — председателя ТСЖ и попросила списки собственников. На ее просьбу потерпевшая ответила отказом в грубой форме. Оскорбления в адрес потерпевшей не высказывала. Свидетелей разговора не было. (л.д. 10).
Опрошенная в объяснениях от г. показала, что г. около 18.00 час. Мирошникова требовала у — председателя ТСЖ списки жильцов дома по ул. и на отказ последней передать их, начала высказываться в адрес последней оскорбительными выражениями.(л.д. 15).
В дополнительных объяснениях от г. подтвердила ранее данные пояснения, указав также, что конфликт можно уладить в досудебном порядке. (л.д. 20)
Мирошникова в объяснениях от г. подтвердила изложенные ранее пояснения и дополнительно указала, что ни с ее стороны ни со стороны оскорблений высказано не было. (л.д. 21).
В объяснениях от г. подтвердила изложенное ранее и дополнительно указала, что считает, что честь и достоинство были унижены, высказанными в ее адрес оскорблениями, она была расстроена, принимала успокоительное. (л.д. 23)
в объяснениях от г. показал, что на отказ передать Мирошниковой списки, последняя высказала в адрес супруги оскорбления: «пошла ты в жопу, дура набитая». Он все слышал, так как находился в коридоре, а дверь была открыта. После происходящего супруга почувствовала себя плохо, у нее поднялось давление. (л.д. 24).

Указанные выше доказательства достоверно подтверждают, что г. около 18.00 час. между потерпевшей и привлекаемой состоялась встреча в месте и время , указанные в фабуле обвинения, имел место эмоциональный разговор, переросший впоследствии в конфликт.
Допрошенная в ходе рассмотрения свидетель — член правления ТСЖ показала, что г. после 17.00 часов она пришла в квартиру , чтобы просмотреть документы по деятельности ТСЖ. выходил из квартиры , а когда вернулся пояснил, что идет Мирошникова и сказал , чтобы та шла ее встречать. вышла в коридор, оставив входную дверь открытой, а она с остались в комнате на диване, продолжив обсуждение дел ТСЖ. Затем они услышали, что разговор стал происходить на повышенных тонах. Мирошникова требовала передать ей списки собственников и после отказа , привлекаемая высказала в ее адрес оскорбительную фразу «пошла в жопу, дура». Она не видела участников конфликта, но слышала голоса и Мирошниковой. Она решила , что конфликт у потерпевшей с Мирошниковой , поскольку направилась на встречу в коридор именно с ней и после произошедшего сказала, что приходила именно Мирошникова.
Свидетель — супруг потерпевшей показал, что г. вечером после 17.00 час. в их квартиру пришла для обсуждения вопросов, касающихся деятельности ТСЖ. Он, выйдя на балкон, увидел, что идет Мирошникова. Сразу же вернувшись в квартиру, он сообщил об этом супруге, поскольку та говорила ему утром, что Мирошникова собирается прибыть за списками жильцов. вышла на площадку, оставив входную дверь в квартиру открытой. Он вышел в коридор с целью послушать их разговор. В разговоре Мирошникова требовала передать ей списки собственников, а после отказа выполнить ее требования, оскорбила ее , сказав «пошла ты в жопу, дура набитая». Во время разговора супруги с Мирошниковой, он не видел последнюю, только слышал, что она говорила, но знал, что супруга общается именно с ней, так как они ожидали ее прихода и он видел, как Мирошникова шла к дому, что после окончания конфликта подтвердила и супруга.
и характеризуют потерпевшую только с положительной стороны, как доброго, не конфликтного, легко ранимого человека. Мирошникову как эмоционального человека.
Показания свидетелей согласуются между собой и показаниями потерпевшей, показаниями привлекаемой в части времени, места, обстоятельств произошедшего конфликта, в связи с чем, у судьи не имеется оснований сомневаться в них.
Свидетель не является родственником потерпевшей, не состоит с ней в дружеских отношениях, они общаются только по вопросу деятельности ТСЖ, что свидетельствует об отсутствии оснований сомневаться в ее показаниях.
Показания потерпевшей согласуются с показаниями свидетелей и с обстоятельствами конфликта, указанными привлекаемой.
Незначительные расхождения в показания свидетелей в части места их нахождения во время конфликта (на диване или в коридоре) несущественны, связаны, по мнению судьи, со значительным периодом времени (3,5 мес.), произошедшим после него.
Довод защиты о том, что свидетели не видели, с кем именно разговаривала , принимаются судьей во внимание, однако, необходимо учитывать также иные обстоятельства, подтверждающие факт того, что конфликт у потерпевшей произошел именно с Мирошниковой.

Сама показала, что приходила к ней именно Мирошникова и именно она высказала в ее адрес оскорбительные выражения. Из показаний следует, что утром супруга договорилась о встрече с Мирошниковой, которая должна прийти в 18.00 час. за списками жильцов, именно Мирошникову, подходившую к их дому в указанное время, он видел с балкона. Оба свидетеля подтвердили, что состоялся разговор, в котором Мирошникова просила передать ей списки жильцов.
Изложенное свидетельствует о том, что между потерпевшей и привлекаемой произошел конфликт, в ходе которого Мирошникова допустила в адрес потерпевшей высказывания, указанные в обвинении.
И Мирошникова и подтвердили, что действительно к деятельности ТСЖ были претензии у части собственников жилого дома, которые обсуждались на общих собраниях.
До г. каких-либо личных претензий со стороны привлекаемой к потерпевшей не было.
Мирошникова и подтвердили, что ранее между ними конфликтов и неприязни, не имелось.
Заявление в прокуратуру г. по факту нарушения законов в деятельности ТСЖ, его председателя и членов Правления подано Мирошниковой от имени собственников квартир только 19.08.2013 г. (л.д.), тогда как конфликт имел место до этой даты г..
В связи с изложенным, доводы Мирошниковой и ее защитника, о том, что потерпевшая намеренно написала заявление в полицию по факту высказывания в ее адрес оскорблений, поскольку, не желала прекращения деятельности ТСЖ и потери места председателя, несостоятельны.
Мирошникова показала, что направляясь на встречу с , она лишь рассчитывала получить списки жильцов, в конфликт с потерпевшей вступать не собиралась, оскорблений в ее адрес не высказывала.
Свидетели и не являлись очевидцами произошедшего конфликта, в связи с чем, их показания не могут ни подтвердить, ни опровергнуть обстоятельства по делу. Характеризуют Мирошникову только с положительной стороны, как не конфликтного, доброго, порядочного человека. Подтвердили, что на общем собрании жильцов обсуждался вопрос о прекращении деятельности ТСЖ , ввиду ненадлежащего исполнения им обязанностей по обслуживанию жилого дома. С лично не общались, знают ее только как председателя ТСЖ, встречались на собраниях. Характеризуют , как вспыльчивого человека, который может неприлично выражаться в адрес других людей.
Часть 1 ст. 5.61 КоАП РФ, инкриминируемая Мирошниковой, предусматривает ответственность за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме
Объективная сторона оскорбления состоит в действии — унижении чести и достоинства лица в неприличной форме.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность унижения чести и достоинства потерпевшего, совершаемого в неприличной форме, и желает его унизить.
Оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего и унижающую его честь и достоинство. При оскорблении виновный дает оценку личным качествам потерпевшего и поведению в целом.
Для квалификации оскорбления необходимо установить, что действия субъекта направлены персонально против конкретного лица и отражают негативные качества потерпевшего.

Обязательным критерием состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.61 КоАП РФ, является наличие в действиях субъекта правонарушения неприличной формы, отсутствие которой исключает квалификацию правонарушения как оскорбления.
Определяющее значение при решении вопроса о наличии либо отсутствии состава правонарушения, предусмотренного ст. 5.61 КоАП РФ, является не личное восприятие деяния потерпевшим как унижающего его честь и достоинство, а то, было ли это деяние выражено в неприличной форме.
По смыслу закона неприличной следует считать циничную, глубоко противоречащую нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного обращения с человеком.
Слово «дура » — это стилистически разговорное слово, оно не принадлежит к ненормативной лексике и не является нецензурным (непристойным) и, следовательно, не имеет статуса оскорбительной языковой формы в юридическом смысле слова.
Слово «жопа» — это грубая и вульгарная форма высказывания также литературного слова, не являющегося оскорбительным. Таким образом, даже в совокупности высказанная Мирошниковой фраза не образует состава правонарушения. Эмоциональная составляющая словосочетания не направлена на оскорбление лица или причинение ему страданий, а отражает эмоциональность ситуации.
Таким образом, Мирошникова высказалась в адрес (в смысле ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ) литературно приемлемыми выражениями, то есть в иной, чем неприличная, форме, что не образует в ее деянии состава правонарушения.
Положение, указанное в ч.3 ст. 1.5 КоАП РФ прямо устанавливает, что презумция невиновности возлагает обязанность доказывать виновность в установленном Кодексом порядке на лиц, уполномоченных возбуждать производство по делам об административных правонарушениях и этот порядок должен ими соблюдаться.
Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке.
Согласно ч.1 ст. 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.
В соответствии с п.2 ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ начатое производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению, при отсутствии состава административного правонарушения.
Руководствуясь ст.ст. 24.5, 29.9, 29.10 КоАП РФ,

П О С Т А Н О В И Л :

прекратить производство по делу об административном правонарушении в отношении Мирошниковой , привлекаемой к административной ответственности по ч.1 ст.5.61 КоАП РФ за отсутствием в ее действиях состава административного правонарушения.
Постановление может быть обжаловано в Октябрьский районный суд г.Белгорода путем подачи жалобы через мирового судью судебного участка № 6 Западногоокруга г.Белгорода в течение 10 суток со дня его вручения или получения.
Мировой судья Е.Симоненко

Суд:

Судебный участок №6 мирового судьи Западного округа г.Белгорода (Белгородская область)

Судьи дела:

Симоненко Елена Владимировна (судья)

Судебная практика по:

Оскорбление
Судебная практика по применению нормы ст. 5.61 КОАП РФ

«Придурок» — оскорбление?

Для 319-ой состав есть

Почему Вы так считаете? Там ведь тоже «оскорбление», то есть ИМХО, подразумевает неприличную форму.
Хороший вопрос…

Статья 130. Оскорбление
1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, — …

Статья 319. Оскорбление представителя власти
Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением —

Получается, что отсылочная норма к ст.130… Спасибо за подсказку!Выходит, что состава вообще нет. Возможно, что есть унижение чести достоинства в не оскорбительной форме, которое иском о её защите в граданском процессе должно защищаться.
Добавлено немного позже:
Вон чего Лебедев В.Ф. в своих комментах пишет:

Понятие оскорбления в ч. 1 комментируемой статьи сохранилось традиционное: унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Наибольшую сложность для судебной практики составляло установление именно неприличной формы унижения чести и достоинства конкретного лица. Исходя из рекомендаций, дававшихся ранее в практике ВС РФ по этому вопросу, неприличной следует считать циничную, глубоко противоречащую нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного обращения с человеком. Оскорбление может быть нанесено устно, письменно и путем различных действий (пощечина, плевок, непристойный жест и т.д.).
В квалифицирующем признаке оскорбления (как и в клевете) акцент сделан на публичный характер действия (ч. 2 комментируемой статьи).

да и практика была, что если при коллегах оскорбили, то это не публичное оскорбление

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 ноября 2006 года
Дело N 11-Д06-103
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кузнецова В.В.,
судей Ботина А.Г.,
Лаврова Н.Г.
14 ноября 2006 года рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу осужденного Г. о пересмотре приговора мирового судьи судебного участка N 1 Альметьевского района и г. Альметьевска Республики Татарстан от 16 сентября 2004 года, приговора Альметьевского городского Суда Республики Татарстан от 8 октября 2004 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 5 ноября 2004 года и постановления президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 29 марта 2006 года в отношении
Г., родившегося 19 июня 1961 года, ранее судимого 9 апреля 1993 года по ст. 102 ч. 2 п. «з» УК РСФСР к 13 годам лишения свободы, освобожденного 4 октября 2001 года условно-досрочно на 4 года 10 дней.
Приговором мирового судьи судебного участка N 1 Альметьевского района и г. Альметьевска Республики Татарстан от 16 сентября 2004 года Г. осужден по ст. 319 УК РФ к исправительным работам сроком на 1 год с удержанием 10% заработка в доход государства. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно осужден на 1 год 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Приговором Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 8 октября 2004 года в апелляционном порядке приговор изменен, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров Г. окончательно назначено 4 года 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 5 ноября 2004 года приговор от 8 октября 2004 года изменен, наказание, назначенное Г. по ст. 319 УК РФ, смягчено до 3000 рублей штрафа в доход государства, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 4 года 10 дней лишения свободы со штрафом в размере 3000 рублей в исправительной колонии строгого режима. В соответствии со ст. 71 ч. 2 УК РФ постановлено наказание в виде штрафа и лишения свободы исполнять самостоятельно.
Постановлением президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 29 марта 2006 года приговор и кассационное определение оставлены без удовлетворения.
Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., а также мнение прокурора Дудкиной С.А., полагавшей надзорную жалобу осужденного оставить без удовлетворения, Судебная коллегия
установила:
Г. признан виновным в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей при следующих обстоятельствах: 17 августа 2004 года, примерно в 16 часов 50 минут, Г., находясь в состоянии алкогольного опьянения в дежурной части медицинского вытрезвителя УВД г. Альметьевска Республики Татарстан, в присутствии Тарасовой Т.И. и Макаровой Н.И. оскорблял грубой нецензурной бранью дежурного инспектора медвытрезвителя УВД г. Альметьевска младшего лейтенанта милиции Х., находившегося в форменной одежде при исполнении служебных обязанностей при оформлении им учетной документации для помещения Г. в палату для вытрезвления.
В надзорной жалобе осужденный Г. указывает, что он незаконно осужден по ст. 319 УК РФ. Ссылаясь также на чрезмерную суровость назначенного ему наказания, просит о пересмотре состоявшихся по делу судебных решений. Указывает, что после условно-досрочного освобождения он трудился на заводе и никаких правонарушений не допускал, что судом во внимание принято не было.
Изучив уголовное дело и проверив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит все принятые по настоящему уголовному делу судебные решения подлежащими отмене, а дело — прекращению по следующим основаниям.
Мировой судья в обоснование своего вывода о виновности Г. в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей в приговоре сослался на показания потерпевшего Х. — дежурного инспектора медицинского вытрезвителя о том, что в дежурной части медицинского вытрезвителя при оформлении в медицинский вытрезвитель Г. в состоянии алкогольного опьянения в присутствии других лиц стал оскорблять его нецензурной бранью, на показания свидетелей Макаровой Н.И. и Тарасовой Т.И., подтвердившие указанное обстоятельство, а также на показания самого Г. в судебном заседании, из которых следует, что он оскорблял нецензурной бранью сотрудника милиции Х.
Однако, правильно установив фактические обстоятельства дела, судья, квалифицируя действия Г. по ст. 319 УК РФ, дал им неправильную правовую оценку.
Согласно ст. 319 УК РФ уголовная ответственность наступает за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.
По смыслу указанного уголовного закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти.
Вместе с тем, как видно из приговора, оскорбления в виде грубой нецензурной брани в адрес сотрудника милиции Х. осужденным, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, высказаны в помещении медицинского вытрезвителя лишь в присутствии Макаровой Н.И. — санитарки медицинского вытрезвителя и Тарасовой Т.И. — фельдшера того же вытрезвителя, при отсутствии там других лиц.
Объективные данные, свидетельствующие о том, что Г., высказывая оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего, желал сделать их достоянием многих лиц с указанной выше целью, в приговоре не приведены. Отсутствуют они и в материалах дела.
При таких обстоятельствах в действиях Г. отсутствует признак публичности, что исключает его ответственность по ст. 319 УК РФ.
Ошибка, допущенная мировым судьей при квалификации действий осужденного, оставлена без внимания и судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.
В действиях Г. содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ, однако в связи с отсутствием в материалах уголовного дела заявления потерпевшего о привлечении осужденного к уголовной ответственности в порядке частного обвинения за это преступление действия осужденного переквалификации на этот уголовный закон не подлежат.
Поэтому все принятые по данному делу судебные решения подлежат отмене, а дело — прекращению на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в действиях Г. состава преступления.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 408 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор мирового судьи судебного участка N 1 Альметьевского района и г. Альметьевска Республики Татарстан от 16 сентября 2004 года, приговор Альметьевского городского Суда Республики Татарстан от 8 октября 2004 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 5 ноября 2004 года и постановление президиума Верховного суда Республики Татарстан от 29 марта 2006 года в отношении Г. отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.
Г. из-под стражи немедленно освободить.
Признать за Г. право на реабилитацию в соответствии со ст. 134 УПК РФ.

Сообщение отредактировал Findirector: 10 Декабрь 2009 — 00:49