Следователь Александр Рудь о том, почему расследование уголовного дела — это как строительство дома

15 января Следственный комитет России отметил своего рода «день независимости» — семь лет назад он начал работать как отдельная структура. Это стало поводом внести в календарь еще одну дату — День образования Следственного комитета РФ. О своей профессии нам рассказал старший следователь следственного отдела по городу Ревда СУ СК РФ по Свердловской области, капитан юстиции Александр Рудь. Он как раз начал свою карьеру семь лет назад.

Люди и бумаги

— Почему вы решили стать именно следователем?

— Мысль о том, что я стану следователем, появилась с момента поступления в высшее учебное заведение и формировалась на протяжении всей учёбы. Тут любой юрист начинает задумываться, что ему интересней — гражданско-правовая сфера или, допустим, уголовно-правовая (отраслей очень много). Мне стали более интересны именно такие дисциплины, как уголовное право, криминалистика, криминология, судебная экспертиза и так далее. Все свои курсовые работы и диплом тоже я приближал к этим предметам.

— Вы могли ведь стать и криминалистом.

— Когда я проходил преддипломную практику в прокуратуре Ревды, я столкнулся с сотрудниками Следственного комитета (тогда ещё при прокуратуре), все находились в одном здании. Тогда-то я и обратил внимание на работу следователей. При общении со следователями я узнал, что в комитете имелся институт общественных помощников. Туда привлекались лица, заканчивающие юридические вузы, эту работу не оплачивали, но у тебя было больше возможностей стать следователем. За полгода до диплома я стал общественным помощником.

— Это вам и помогло окончательно убедиться в желании стать следователем?

— Да. Мне это очень понравилось. Я был закреплен за одним конкретным следователем, мы выезжали на все места происшествий, я учился составлять необходимые документы. Тогда я и пришёл к выводу, что именно эта работа мне интересна. После института некоторое время я продолжал работать там и состоял в резерве, после чего был направлен в Нижнесергинский межрайонный следственный отдел.

— К сожалению, бытует мнение, что следователь не выходит из кабинета и только и делает, что перекладывает бумажки. Давайте развеем этот миф, расскажите немного о своей работе.

— Да, есть такое. Вообще, наша работа требует моральных и физических затрат. Да, действительно, большая часть работы — бумажная. Но это не просто перекладывание, а это правильное составление и оформление, полный подробный анализ. А вторая часть работы — это полное взаимодействие с людьми, выезды на места происшествия, производство следственных действий, проверки показаний, очные ставки, допросы, работа в СИЗО, в других городах и так далее. Так что, это всё ошибочное мнение о следственной работе.

— Что для вас сложнее — взаимодействие с людьми или составление документов?

— Я не делю, это всё одно целое, всё взаимосвязано. Все бумаги мы составляем в ходе нашей работы. Например, процесс допроса обвиняемого сопровождается документированием. Я не сижу перед обвиняемым и просто разговариваю. Любое своё действие я оформляю документально. То есть, если это допрос или очная ставка или же ознакомление с экспертизами, всё это будет запротоколировано.

Каждое решение — судьбоносное

— Каким должен быть следователь?

— Отчасти психологом. Если не будет знания азов психологии, ему просто будет сложно работать. Но скажу так: следователем не рождаются, им становятся. Все навыки приходят с опытом. Следователь постоянно всесторонне развивается. С рождением и воспитанием приходят определенные задатки, а потом уже в силу профессии развиваются определённые свои качества — усидчивость, скрупулезность, интуиция и всесторонность. Не нужно быть ограниченным человеком, следователь должен смотреть широко. Он не должен ограничиваться показаниями, которые даёт только один человек, и брать их за догму.

— Что самое главное в расследовании дела?

— Фундамент каждого дела — доследственная проверка. Не всегда возбуждается сразу уголовное дело. То есть поступает сообщение о происшествии, которое формально содержит признаки преступления. Мы начинаем проверку, в ходе которой опрашиваем людей (берём объяснения), запрашиваем нужные справки и назначаем экспертизы. По результатам данной проверки мы принимаем одно из решений — либо возбудить уголовное дело, либо отказать в возбуждении, либо передать в другой правоохранительный орган, если это не наша подследственность. А вот если уже возбудили уголовное дело, тут уже начинается его планирование. Каждое дело я могу сравнить со строительством дома: как у дома, так и у дела должен быть прочный фундамент. Есть дела, в которых сразу всё ясно, налицо следы преступления. Как правило, по убийству сразу возбуждается уголовное дело. А есть такие, где без детальной доследственной проверки невозможно сказать — преступление ли это. Вообще, решение о возбуждении уголовного дела — это ответственный процессуальный шаг, потому что большинство уголовных дел возбуждается не по факту, а в отношении конкретного лица, с этого момента идёт привлечение его к ответственности. Ты отвечаешь за это, это судьбоносное решение.

— Следственный комитет ведь расследует не только убийства. Какие дела вы ещё ведете?

— Экономические, коррупционные, имущественные преступления, тяжкие, особо тяжкие преступления против несовершеннолетних лиц и совершенные несовершеннолетними. У всех методики расследования разные. Например, бытовое преступление, когда всё очевидно — сидели три товарища, в ходе конфликта, один взял нож, убил другого, третий свидетель. Вызвали полицию. Тут всё очевидно — дело расследуется посредством допроса свидетеля, подозреваемого (впоследствии обвиняемого), осмотра места преступления, трупа. Минимальный набор следственных действий. В имущественных и экономических делах немного по-другому: основное — показания потерпевшего, оценка ущерба, показания обвиняемого. И следственные действия совершенно другие — тут возможна одна экспертиза, но она может делаться полгода, ведь это в первую очередь проверка всех документов, привлечение различных специалистов — бухгалтеров, экономистов.

Стараюсь понять каждого

— Вспомните самое сложное или необычное дело, которое вам приходилось расследовать.

— Я их разделить не могу. Все по-своему сложные или же простые. Одинаковых дел точно не существует, каждое из них самое необычное.

— Я помню, вами было раскрыто убийство по пачке сигарет…

— Там всё было просто логично. Возле трупа была найдена пачка сигарет «Прима». Было установлено, что наш потерпевший, незадолго до этого приобрел их три, в киоске неподалёку. Когда стали отрабатывать близлежащий жилой сектор, там мы первым делом проверили всех ранее судимых за аналогичные преступления. Один из них, Бельков, привлек наше внимание. Когда начали с ним беседовать, он начал путаться в объяснениях. После этого было решено провести у него обыск. Там была найдена пачка «Примы», в то время как в пепельнице были окурки других сигарет, с фильтром. Мы сравнили номера акцизов на всех пачках (в блоке на каждой пачке идет последовательность по цифрам), они совпали, эти пачки имели разницу в оду цифру.

— Я много раз слышала, что преступник, поняв, что все известно, начинает активно сотрудничать со следствием и поэтому в деле появляются смягчающие обстоятельства, что влияет на приговор суда. Часто ли из-за этого потерпевшие вам задают вопросы?

— Да. Часто приходят и говорят: «Почему вы указали смягчающие обстоятельства? Ведь он убил нашего родственника». А я обязан при направлении дела в суд учитывать как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства. Я могу понять потерпевших, но игнорировать закон мы не имеем права.

— Тяжело, наверное, общаться с потерпевшими?

— Тут нужно понимать. Бывает, они конфликтно настроены сразу, почему-то полагают, что «никто ничего не делает», а если делает, то «не так». Мы — следователи, всегда открыты для диалога, взаимодействуем с потерпевшей стороной. Никто никогда ничьих прав не нарушает, мы наоборот готовы к восприятию информации, только это не должно быть в форме «нападения» на следователя. Мы всегда активно защищаем права потерпевших. Иногда они спрашивают, нужен ли им адвокат, это право каждого, но собственно именно мы и защищаем их. В любом случае, по-человечески, я стараюсь понять каждого из них.

— А как подозреваемые идут на контакт?

— Это совершенно другое, не как с потерпевшими. Конечно, существует насчёт этого много методик и рекомендаций, но тут всё индивидуально. Всё зависит от того, в каком преступлении его обвиняют, находится ли он под стражей или же на свободе. Также много зависит от позиции обвиняемого, то есть, если он осознаёт свою вину и сотрудничает, то тут проще устанавливается психологический контакт. Есть такие, которые не признают вину и не взаимодействуют, но в то же время не мешают следствию. А есть и такие, что пытаются не только мешать, но и влиять на свидетелей. Вообще, всё сугубо индивидуально.

Работа не костюм — в кабинете не оставишь

— Наши телеканалы переполнены фильмами и сериалами о следователях, некоторые искренне верят, что существует ФЭС, как в сериале «След». Как вы относитесь к таким фильмам?

— Я стараюсь не заострять на этом внимание. Большинство, что показывают, — это, конечно, просто сериал, красивая картинка, в жизни всё по-другому. Это моё субъективное мнение. Многие посредством этих фильмов получают искажённое представление о работе правоохранительных органов, они проецируют жизнь героев сериалов на нас.

— Вы уже рассказывали, что много работаете, иногда ночами. Как семья относится к вашей работе?

— Семья относится с пониманием. Привыкли. Это моя работа, которую я люблю. И это важно, что родные меня в этом поддерживают. Если ты не будешь испытывать удовольствие от работы, то нет смысла тогда этим заниматься. Что я понимаю под «удовольствием» — помог потерпевшим, защитил чьи-то права, доказал вину и привлёк виновного к ответственности. А если этого нет, тогда это уже не работа, а зарабатывание денег.

— Влияет ли работа на вашу личную жизнь?

— Нет. В быту я стараюсь абстрагироваться от работы. На работе я следователь, дома — муж, отец, в компании — друг. Конечно, профессиональная деформация существует, все эти задатки нельзя снять, как костюм, и оставить его в кабинете, а домой прийти в другом. Просто не нужно переносить работу на личную жизнь.

— Никогда не хотелось всё бросить?

— Нет. Мы можем работать круглыми сутками и можем по нескольку дней не спать. Бывает трудно, бывает очень трудно, но нет. Зачем тогда здесь работать, если допускать такие мысли. Сдаться проще всего, чем довести дело до конца.

Биография

Александр Рудь родился в Уссурийске (Приморский край) в 1988 году, в семье военнослужащих. В трёхлетнем возрасте по семейным обстоятельствам вместе с мамой переехал на её родину — в Ревду. Окончил школу №28, поступил в Уральскую государственную юридическую академию. После её окончания поступил на службу в Следственный комитет Российской федерации (2011 год). Как раз в то время, 15 января 2011 года, Следственный комитет был выделен в самостоятельное ведомство. Карьеру следователя Александр Рудь начал в Нижнесергинском районе, через два с половиной года он перевелся в Ревду — уже на должность старшего следователя.

Громкие дела, которые расследовал Александр Рудь за последний год:

Убийство в «Эскобаре»

Ночью 20 ноября 2016 года один из посетителей бара в ходе конфликта нанёс несколько ножевых ранений в грудь другому, ранения оказались смертельными.

Убийство таксистки

Двое жителей Нижнесергинского района, оба неоднократно судимые за грабежи и разбои, приехали в гости в Ревду. 30 апреля они сели в такси, водителем была 33-летняя ревдинка, назвали адрес: ул. Толстого 2. Когда машина заехала в лесной массив, один из преступников несколько раз выстрелил в таксистку — женщина погибла на месте. Тело преступники оставили в лесу, а машину угнали. Автомобиль был найден утром следующего дня на трассе «Пермь-Екатеринбург», в этот же день убийцы были задержаны.

Дело Шорина, совершившего за сутки два убийства

15 октября 2016 года Шорин, идя по улице, избил мужчину, чтобы отобрать телефон. Жена пострадавшего (она шла, чуть отставая) попыталась помочь мужу, после чего преступник нанёс ей несколько ножевых ранений в спину, женщина погибла на месте. А чуть ранее Шорин в ходе бытового конфликта избил своего приятеля, который от полученных телесных повреждений скончался в больнице.

Убийство супружеской пары в Дегтярске

5 ноября 2016 года один из местных жителей, ранее неоднократно судимый, пришёл в гости к другу. Когда спиртные напитки закончились, как и деньги, они пошли к соседке, чтобы взять в долг, она не отказала. Пока женщина ходила за деньгами, её муж выразил недовольство, что она дает им деньги. Преступника это разозлило, он взял нож и нанёс мужчине многочисленные ранения, затем женщине. Супруги скончалась на месте.

Убийство Михаила Едугина

56-летний Михаил Едугин вышел из дома днём 17 марта 2017 года и бесследно исчез. Следователям СКР удалось выяснить, что 46-летний ревдинец на почве конфликта на своей даче убил Едугина из огнестрельного оружия, расчленил тело и закопал в лесу в Полевском районе.

Убийство, совершённое Бельковым (преступника нашли по пачке сигарет)

Ночью 31 июля 2016 года Бельков находился в гостях у знакомого. В ходе конфликта нанёс множественные ранения отверткой 46-летнему мужчине, от которых тот скончался на месте. Очевидцев и свидетелей не было, но следователям удалось доказать причастность Белькова к убийству по найденной рядом с трупом пачке сигарет.

Убийство в саду «Автомобилист»

Утром 6 октября 2017 года екатеринбуржец на своем садовом участке в Ревде нанёс многочисленные телесные повреждения двум мужчинам. Приехавшим сотрудникам полиции он сообщил, что задержал незнакомцев. Следователям удалось установить обстоятельства дела — мужчина пригласил двух друзей к себе на дачу, на почве бытового конфликта нанёс телесные повреждения гвоздодёром сначала одному (мужчина погиб на месте), потом второму (его в тяжелом состоянии доставили в больницу).

Екатерина ГОРОДКО

Работа следователя, пожалуй, одна из самых скрытых и не поддаётся публичной огласке. Для нас следователь – человек в синей униформе с погонами, которого мы можем встретить, пожалуй, только в суде или на месте какого-либо преступления. Но мало кто знает, что же сам работник следственных органов думает о своей профессии, как он живёт и сколько времени проводит на работе.

Я изначально знал, что мне будет сложно. Ещё будучи студентом, я понимал, что меня ждёт. Просто это такая профессия, суть которой ты не поймёшь, пока на себе всё не испытаешь. Не скажу, что это та работа, о которой я мечтал. Но и сейчас другой жизни уже не представляю. С первыми пониманиями о том, что меня ждёт, я столкнулся как раз студентом. Тогда увидел первые трупы, понял, как раскрываются преступления. И это страшная картина.

Первый стресс испытал, когда впервые увидел труп. Одно дело, когда ты видишь его в морге или на похоронах. Но криминальный труп – совершенно другое. Бывает, люди и в обмороки падают. В первый раз жутко было, но с опытом стал нормально к этому относиться.

Не раз были такие моменты, когда я жалел о выборе профессии. К примеру, когда я был молодым следователем, мне нужно было распечатать обвинительное заключение на четыре тома. Бумаги нам выдавали мало, плюс ко всему было мало служебных машин. Тогда на все расходы я потратил четверть своей зарплаты. Сейчас со служебным обеспечением проблем, к счастью, нет.

Бывало такое, что хотелось бросить работу. Причина этому – нехватка личного времени. Зачастую приходилось жить на работе. С напарником мы ночевали в кабинете, где из всей мебели – стол, стул и диван. По очереди спали на диване по два часа. Потом работали и снова два часа спали. Я сутками не выходил с работы. Домой возвращался в шесть утра, пил чай и к восьми снова уезжал на работу. Самое главное, до восьми утра нужно было не уснуть, иначе потом не проснёшься. Всё это было морально тяжело.

Лично мне ни разу никто не угрожал.

Иногда бывало, что кому-то из коллег на машине прокалывали колёса или закидывали чем-то. Но такого, чтобы меня у подъезда караулили, не было. За всё время моей работы взятку предлагали мне всего лишь раз. В нашей республике в этой сфере коррупции нет, в отличие от запада.

По числу раскрытых преступлений Бурятия лидирует, но следователи от этого испытывают нагрузку. В Сибирском федеральном округе наш регион на первом месте по числу тяжких и особо тяжких преступлений, в России – на третьем. Преступлений много, следовательно, и уголовных дел тоже, а вот штатных единиц у нас не хватает. Другими словами, количество преступлений на душу населения в разы больше, чем количество штатных единиц по числу населения. От этого и большая нагрузка на каждого следователя.

Пока сам не станешь следователем, не поймёшь, что представляет из себя эта профессия. Если дети хотят идти в следователи, то пусть идут. Я не стану советовать им быть трудолюбивыми, стойкими, справедливыми и так далее. Это и так понятно. Другое дело не сбежать после первых трёх месяцев работы. Зарплата у нас высокая, здесь грех жаловаться. Но если идти в следователи только ради денег или погон, то уже в первые полгода можно понять, что ты не туда попал.

То, что показывают в фильмах, на самом деле не так. Моё личное представление об этой работе в школьные годы было основано на художественных фильмах. Но от реальности это всё далеко. Даже передачи «Суд идёт», «Час суда» и тому подобное никто из сотрудников не может смотреть, потому что это всё полная ерунда.

Свободного времени очень мало. Я часто в выходные и праздничные дни работаю. Ведь если я не успеваю сделать какую-то работу, то это только мои проблемы. Не успеваешь в будни – работай в выходные.

Семья уже давно привыкла к моей работе. Конечно, сначала были проблемы. Не каждой жене понравится, что её муж встаёт в два часа ночи и внезапно уезжает на два дня. Ночные дежурства, командировки – ко всему приходится привыкать не только самому, но и приучать семью. Здесь, наверное, важно взаимопонимание в семье. Если оно есть, то всё будет хорошо. А если нет, то приходится выбирать – работа или семья.

Поздно вечером, а то и ночью, возвращаясь домой, думаю о том, что ребенок меня вновь не увидел. У некоторых коллег детей воспитывают бабушки и дедушки из-за их занятости на работе. И это считается нормальным.

Работать приходится с разными людьми, в том числе с преступниками. К ним нужен особый подход. Важно быть корректным и пресекать любые попытки панибратства, обязательно нужна дистанция.

Особое внимание уделяется исчезновению детей. На такие дела бросается много сил, и поиски не прекращаются до последнего. Часто дети пропадают из-за того, что взрослые за ними не следят. Следователи сразу обращают внимание на то, есть ли поблизости водоем. Детей как магнитом тянет к воде. И счастье, если ребёнок находится живым и невредимым.

Читать далее

«Почему я выбрала специальность следователя?»

С этой целью следователь осматривает места происшествий, допрашивает участников уголовного процесса, проводит следственные эксперименты, обыски, выемки. Я думаю, что это очень важная и нужная людям специальность. Она требует огромной выдержки и терпения. Мне кажется, что ошибка, сделанная во время следствия, может стать роковой для человека, чья судьбы от этого зависит. Нужно помнить, что юристы- это своего рода психологи, в чьих руках находятся человеческие судьбы. Я уверенна, что без правопорядка цивилизованного общества не построить. Именно поэтому я и выбираю профессию следователя: он находится на страже законов, раскрывает и предупреждает преступления. Каждый преступник, должен отвечать за содеянное перед законом, перед людьми – в назидание себе и другим правонарушителям. Японимаю, что выбранная мною специальность является очень сложной. Ведь следователь вынужден сам вызывать людей, искать понятых для следственных экспериментов, договариваться о быстром проведении экспертизы, уметь допрашивать людей. Допрос – это поединок двух сильных личностей. Сила – хорошо, а хитрость лучше.Поэтому следователь должен иметь аналитический склад ума, эрудированность, способность аргументировать и отстаивать свое мнение, гибкость мышления. В обязанности следователя также входят: раскрытие преступления, установление и изобличение лиц его совершивших, выявление причин и условия, подтолкнувшие к совершению правонарушения. Медлить нельзя ни с чем, так как для расследования дела законом установлен срок два месяца.Кроме расследования уголовных дел, следователь несколько раз в месяц дежурит в составе следственно-оперативной группы . Это те сотрудники правоохранительных органов, которые выезжают по вызову «02» на место происшествия. В связи с этим, следователь обязан владеть табельным оружием и приемами самообороны. Зачастую такие наряды суточные, после которых полицейским положен отдых двое суток.Психологически работа следователя очень напряженная: с одной стороны давит начальство и прокуратура, которые контролируют правильное и своевременное расследование уголовных дел, а с другой стороны ему противостоят участники уголовного процесса, такие как потерпевший, подозреваемый, обвиняемый. Потерпевший хочет скорее получить возмещение ущерба, что не всегда возможно, а подозреваемый или обвиняемый уйти от ответственности.Мне кажется, что главное в профессии следователь – это научиться отличать правду от лжи и, конечно же, всегда действовать только в рамках закона.

Сочинение на тему: «Если бы я был следователем»

Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Лицей №26» г. о. Саранск

Сочинение на тему:

«Если бы я был следователем…»

ВЫПОЛНИЛ: ученик 11 «К» класса МОУ «Лицей № 26»

Саранск -2013

Вот и наступил ответственный и важный момент в моей жизни — выбор профессии. Это значит, что сейчас решается моя судьба. Я свой выбор уже сделал, и он не случаен: я вырос в семье, где понятия Родина, честь, доблесть — не простые слова. Мои родители всю жизнь посвятили служению Отечеству. Они — военнослужащие в звании подполковника. Именно поэтому вопрос о выборе профессии для меня не стоял настолько остро. Я всегда осознавал, что хочу так же достойно, с полной самоотдачей защищать свою Родину, стоять на страже ее интересов.

А Родина моя — Россия, с ее изумительной красотой, богатыми народными и языковыми традициями. Я родился и вырос в этом удивительном государстве, которое, несомненно, самое лучшее в мире. Я — патриот страны и своей малой Родины — Мордовии. И поэтому хочу, чтобы нашим гражданам жилось комфортно, уверенно и спокойно. Но что же для этого нужно? Да ничего особенного: просто каждый человек должен ответственно относиться к работе, которую выполняет. Честно, добросовестно, с душой.

Я свой путь выбрал. И буду поступать на юридический факультет МГУ им. Н.П. Огарева. Моя будущая профессия — следователь.

Само понятие «следователь» происходит от глагола «следовать», «идти». И идти нужно в правильном, единственно верном направлении. Ведь от того, насколько выверенным будет решение следователя, напрямую зависит чья-то судьба.

Мнение о методах и способах работы следователя у меня сложилось, в основном, после бесед с родителями, просмотренных кинофильмов, прочитанных книг. Я понимаю, что сейчас мое представление об этой профессии недостаточно полное, возможно, где-то ошибочное. Но для того, чтобы узнать все тонкости этой удивительной работы, у меня впереди есть целая жизнь…

Наш мир очень разнообразен и противоречив. Жизнь насыщена яркими красками, в том числе связанными с негативными моментами действительности: от ослепляющей молодой весенней зелени до кроваво-бурых пятен криминальных разборок. Да уж, поистине верна поговорка: пути Господни неисповедимы. Всякое в жизни бывает… Случается и так, что человек оступается, идет неверным путем, в итоге совершает преступление. И здесь за работу берется следователь.

Перенесемся на несколько лет вперед и представим, что я не только поступил на юридический факультет МГУ и успешно его закончил, а уже приступил к своим профессиональным обязанностям. Вполне закономерно, что мне, молодому неопытному следователю пришлось некоторое время побыть стажером, и только потом мне доверили самостоятельно расследовать мое первое уголовное дело. А дело было такое….

Мне поручили расследовать одно из самых несложных преступлений против собственности — кражу. Многие обыватели, несведущие в правовых вопросах, могут путать понятия «кража» и «грабеж». Но только не я, новоиспеченный дипломированный специалист! Итак, произошла кража имущества из квартиры. Все достаточно банально: хозяин пришел домой, а дверь взломана, украдены личные вещи и ценности. Следственно-оперативная группа, в состав которой вхожу и я, незамедлительно выезжает для осмотра места происшествия. Я приступаю к опросам очевидцев, выясняю, кто первый обнаружил кражу, не видел ли кто-то подозрительных лиц. Затем внимательно изучаю место совершения преступления: имеются ли отпечатки пальцев или другие следы. Нахожу предметы, которых, возможно, касался злоумышленник. Делаю первоначальный вывод — преступник, по всей видимости, не является рецидивистом, так как оставил немало улик — отпечатки пальцев на полированной мебели, следы обуви, волокна одежды. Допрашиваю потерпевшего, то есть хозяина квартиры. И здесь от меня требуется проявление деликатности, использование психологических приемов. Составляю список похищенного, его стоимость. Интересуюсь, подозревает ли хозяин кого-либо, и кто из знакомых вообще мог знать о том, что в квартире хранятся ценности. Затем приступаю к допросу свидетелей. Итак, работа продолжается, возбуждено уголовное дело. Определен круг подозреваемых, который через некоторое время сужается до одного человека. Напряжение нарастает. Некоторые сомнения, хотя и малозначительные, еще имеются. Но я не могу позволить себе иметь полную убежденность в виновности именного этого человека. Я боюсь совершить ОШИБКУ! Ведь это мое первое дело, и у меня нет практического опыта. И вот уже подписаны документы на обыск, результаты которого подтверждают виновность подозреваемого. Обнаружена часть похищенных личных вещей, а также ценностей. Некоторые предметы изымаем для проведения экспертизы. Остается допросить подозреваемого, что я и делаю. При предъявлении вещественных доказательств и прямых улик подозреваемый сознается в совершении кражи и дает признательные показания. Ну вот практически и все… Остается оформить надлежащим образом документы, представить результаты проведенных экспертиз, и материалы уголовного дела можно направлять в суд. Итак, мое первое дело увенчалось успехом. Мне удалось от начала до конца расследовать преступление и довести до логического завершения. У меня появляется незнакомое чувство некоторой гордости за итог своей работы. Я ловлю себя на мысли, что мне не просто нравится моя профессия, а я испытываю чувство удовлетворения от результатов своего труда. А это ли не счастье?

Но пора возвращаться на «машине времени» назад, в настоящее… Чтобы все мои фантазии стали реальностью, еще много предстоит потрудиться.

А теперь я хочу просто поразмышлять, где-то по-дилетантски, где-то просто по-юношески, о том, насколько ответственна и небезопасна работа следователя, каким же должен быть следователь-профессионал?

Итак, допустим, выражаясь юридическим языком, совершено особо тяжкое преступление против личности — убийство. Есть пострадавший и подозреваемый. Но все мы люди. Следователь — тоже человек. И ошибиться может каждый! Но какова же цена ошибки следователя? Здесь возможно сравнение разве что с врачебной практикой. Горе-доктор может из-за своего непрофессионализма лишить человека здоровья или даже жизни. Ошибка следователя способна сломать судьбу человека, разделив его жизнь на две половины: до и после… Именно поэтому следователь является в какой-то степени вершителем человеческих судеб.

Как же важно именно на начальном этапе расследования правильно оценить ситуацию, провести все необходимые процедуры, начиная от опросов и заканчивая различными экспертизами. Следователь должен иметь самообладание, выдержку, терпение. Нередко случается, что человек, попавший под подозрение, оказывается в конечном итоге невиновным. Именно следователь обязан добраться до истины, опираясь на имеющуюся доказательную базу. И здесь особенно важен профессионализм следователя, его эрудированность, способность аргументировать и отстаивать свое мнение, проявляя при этом проницательность и наблюдательность.

Я считаю, что прежде чем обвинить человека в совершении преступления, нужно быть твердо в этом уверенным. Именно поэтому эта профессия обязывает в совершенстве владеть теоретическими знаниями юриспруденции, законодательной базой, постоянно повышать свой профессиональный уровень.

А еще следователь должен быть хорошим психологом. Ведь человек, оступившись и совершив преступление, в конечном итоге нередко становится в обществе изгоем. Возможно, что в непростой жизненный период он подвергся искушениям, не сумев им противостоять. Но он готов искупить свою вину, понести заслуженное наказание. И здесь от следователя потребуется проявление гибкости мышления и деликатности, чтобы оказать еще и профилактическое, воспитательное воздействие. Он должен уметь не только слушать, но и слышать! И это немаловажно! Ведь в его руках — судьба человека…

Я просто уверен, что работа следователя требует широкого кругозора, ведь приходится расследовать преступления самого разного характера, начиная от бытового и заканчивая коррупционным.

Да, работа следователя очень интересна и разнообразна. Но, насколько я понимаю, небезопасна. Ведь в процессе расследования приходится иметь дело с разными людьми, в том числе из криминальных кругов. Кто-то затаит обиду, а возможно, и попытается отомстить. Поэтому следователь должен быть ко всему прочему физически крепким, психологически устойчивым, сильным духом.

А сейчас мне хочется поговорить о тех пороках нашего общества, которые до сих пор присутствуют и разъедают его. Есть они и в правоохранительной сфере. Это погоня за количественными показателями в работе, так называемая «галочно-палочная» система, от которой мы все никак не можем до конца отойти. При таком подходе трудно добиться положительных результатов в службе, невозможно искоренить преступность. Эти пресловутые «показатели» требуют немалых бесполезных усилий сотрудников силовых структур. А реальные, серьезные преступления порой остаются без должного внимания. Очень жаль…

Возможно, это проявление моего юношеского максимализма, излишней уверенности в себе, но я предпочитаю не замалчивать о недостатках нашего общества, а говорить о них прямо…

Я верю в справедливость и надеюсь, что в ближайшее время, пока я буду учиться в университете и набираться знаний, ситуация в этом направлении изменится к лучшему.

И еще один, на мой взгляд, очень важный момент. Я считаю, что всех вышеперечисленных качеств, знаний и умений следователя будет недостаточно для полноценного результата в работе, если не будет поддержки общества. А общество — это все мы. От того, насколько высоко будет развито чувство взаимоуважения каждого из нас, содействия, помощи правоохранительным органам в борьбе с преступностью, и зависит наша безопасность. Только взаимными усилиями всех нас, граждан России, мы сможем дать достойный отпор преступности.

Я твердо убежден, что следователь — это не просто работа, это призвание. Призвание — служить Отечеству. Призвание — быть справедливым, ответственным, объективным, беспристрастным. А еще — обязательно порядочным, человечным, умеющим правильно оценивать обстановку и принимать единственно верное решение.

И я приложу все усилия, чтобы соответствовать этому образу Следователя-профессионала, Следователя-человека с большой буквы. Только в этом случае, лет через 30-40, уходя на заслуженный отдых, я смогу с чувством выполненного долга признаться самому себе: да, жизнь прожита не зря…